Tags: Искусство

И помнит мир спасенный

Вчера весь день провела на городском этапе конкурса чтецов «И помнит мир спасенный». В прошлом году наблюдала за этим конкурсом через интернет. Какими же яркими оказались мои впечатления от увиденного вживую по сравнению с теми!



В десять часов я пришла в актовый зал пятой гимназии. К этому времени уже заканчивалась регистрация участников. Более 150 ребят прошли школьный этап конкурса, и вышли в городской. Первый ученик, второй, третий – и я понимаю: здесь действительно лучшие из лучших. Примечательным для меня стало присутствие сотни детей разного возраста, родителей, учителей и та тишина, в которой мы слушали чтецов. Разве что иногда всхлипывания из зала нарушали ее.



Так я и сама наревелась от души. Всегда так реагировала на произведения о войне, а тут выходит малыш и своим голоском рисует перед тобой страшные картины: боль, мужество, смерть, страдания, патриотизм… Сдерживать слезы было сложно, и к концу дня я утирала их уже не стесняясь.



А дети продолжали заглядывать мне в глаза и продолжали читать… Практически после каждого выступления я могла бы кричать: «Верю!». И дело не только в моей сентиментальности. Как ребята выходили, как представлялись, выглядели, двигались – во всем была искренность, благородство, мастерство. Особенно в восторг меня приводил эпизод, когда дети, игнорируя микрофон, становились перед залом и наполняли его своим голосом. Они вынуждали жюри остановить свои записи, разговорчики, попытки сделать фото (в частности мои попытки делать фото) и всецело обратить внимание на них.

Многих талантливых ребят на моих фото и видео потому и нет. Чересчур заслушивалась.

Особенно приятно было слушать номинацию «Стихи на осетинском языке». Какие сложные произведения читали дети! Один ученик пятой гимназии (фамилию не помню, прошу прощения) читал осетинскую прозу минут шесть. Без запинки, с пониманием смысла.



Ничто не выдавало волнения детей, усталости от утомительного ожидания своей очереди (конкурсный день завершился в 4 часа). Они получали удовольствие от того, что делали на сцене – я убеждена в этом.





Особенно запала мне в душу девочка. Фотоаппарат страшно дрожал в моих руках, когда я снимала ее на видео, но может, в понедельник все-таки скину запись. Ученица класса 4 расплакалась над своим произведением сама. Мужественно продолжая читать, она всхлипывала и утирала слезы. И так это выглядело естественно и правильно, что, казалось, так и было задумано.



Как все-таки я люблю самодеятельность. Люблю, когда человек занимается искусством не ради денег или славы, а потому, что не заниматься им не может. Несколько лет в студенческой самодеятельности познакомили меня с большим количеством истинно талантливых людей. Думаю, моя любовь к ним берет начало с тех самых времен. И наверно оттуда же начинается мой скепсис к нашим именитым деятелям и «очень заслуженным артистам».

Но мне не хочется сегодня писать о негативе. Эти дети вселили надежду, что не все еще потеряно, что есть у нас еще прекрасные дети, которым предстоит стать прекрасными взрослыми. И значит, нас ждет прекрасное будущее.

А я им верю.


Сразу после вешалки

Еще недавно при желании провести свой досуг культурно я привычно направилась бы в театр. Любовь к этому искусству я питаю с малых лет. Но после нескольких недавних премьер я склонна подумать, прежде чем идти. Не хочется снова бездарно тратить три часа.

И не то, чтобы меня очень смущает скачущая по сцене полуголая девка, крики «да здравствует секс - безопасный, как бритва» и страстные поцелуи каждые пять минут. Я бы спокойно пережила это, если б увидела в этом смысл. А то смотришь спектакль, который сводится к самому этому действу. Уходя, услышала комментарий одного из работников театра: «Главное, чтобы зритель был доволен». Как далеко в этом стремлении угодить зрителю готовы пойти наши режиссеры – боюсь предположить. Кстати кто не был, я говорю о постановке в русском театре «Как Боги».





Или нашумевшая «Башня надежды» в осетинском. Я никогда не видела ничего подобного. Прекрасный актерский состав, реквизит, свет, музыка, костюмы и… совершенно пустая пьеса. Что я смотрела 40 минут мне ответить крайне сложно. В программке сказано «трагикомедия». Не случилось ни трагедии, ни комедии. Разве что реплика «уый у лаегдзинад» сопровождаемая итальянской песней звучала смешно.



Но это все мои субъективные оценки. Выходя с театра, я задумалась о том, что не знаю ни одного театрального критика в республике. Человека, который мог бы после спектакля объяснить, что не так и как нужно было это сделать. Я любитель. Больше, чем «нравится - не нравится» мне говорить сложно. А так было бы здорово. Этот самый критик объяснил бы, почему на выходе с очередной премьеры чувствуешь себя так гадко.

Театр для меня - это концентрированный отрезок жизни, это события и их последствия. И неважно преподносится это через смех или через слезы. Неважно богат ли реквизит, костюмы и хорош ли грим. Важно верит в это зритель или нет.

В этом смысле удивил меня московский театр со спектаклем «Великолепный мужчина», который приезжал в прошлом году. Три актера. Реквизит смешной – три треугольные конструкции обтянутые белой тканью. Переставили конструкции – значит перешли в другую комнату. К середине спектакля мне было совершенно неважно, что именно на сцене. Сюжет и игра актеров захватывали настолько, что воображение само дорисовывало необходимые детали. На сегодняшний день это один из лучших спектаклей, который я видела.

Вот и получается что от вешалки до костюмерной у нас театры замечательные. А вот с репертуаром как-то не так.